modest_kolerov (modest_kolerov) wrote,
modest_kolerov
modest_kolerov

Categories:

Поговорили об отношениях с сопредельными странами с журналистами "Новой газеты"




— Модест Алексеевич, после недавнего саммита СНГ в Москве создается ощущение, что чем дальше, тем больше эти встречи превращаются в аналог королевских скачек в Аскоте. Кому нужен СНГ в таком виде?

— Многие технические параметры взаимодействия промышленности, коммуникации, железные дороги, авиация — это все подтверждено и создано в рамках СНГ. Тот, кто рискует отказаться от этого, рискует оказаться на обочине. Не случайно даже железнодорожные советы, созданные с центром в России, привлекают внимание не только стран СНГ, но и Прибалтики, Финляндии, Австрии — всех, кто живет в евразийском пространстве. СНГ — это не та вещь, от которой любой может безнаказанно отказаться.

— Но при этом есть люди, которые отказываются приезжать на саммиты СНГ.

— Не приезжать — не значит отказываться, а значит — что-то демонстрировать. Нам СНГ нужен для того, чтобы сохранить поле для наиболее комфортной реализации наших национальных интересов. Они состоят в том числе и в том, что до 15 миллионов нелегальных иммигрантов, каждый год находящихся на нашей территории, происходят из сопредельных государств. Мы же видим, как из Ливана беженцев эвакуируют по двум принципам: граждане России и СНГ. Может, Вам это кажется несущественным, но для личной судьбы каждого человека, их детей это, наверное, главное. Это та мера ответственности, которую мы несем. Транзитный миграционный поток и технологически центральный характер России в постсоветском пространстве и предопределяет нашу связанность с СНГ.

— Концепция «старшего брата»?

— Нет. Я не знаю, как это называется, но в области практических горизонтальных связей, которыми я занимаюсь… Скажите армянам, азербайджанцам, украинцам: «СНГ — это ерунда». Они ответят: а 90 дней без регистрации? А въезд без визы? А возможность даже при жестких миграционных правилах получить разрешение на работу — это что, ерунда? Любой старший брат претендует на руководство. Вы можете доказать, что Россия претендует на это?

— А выборы начиная с 2004-го?

— Дорогой друг, это слова! Почему вы не хотите замечать участие тысяч и тысяч западных консультантов на территории некоторых сопредельных государств и делаете шоу из участия 5—6 человек, большая часть которых работала на оранжевую оппозицию? Кто чей старший брат?

— Один политолог рассказывал, что после выборов 2004 года президент поставил перед Глебом Павловским задачу реинтегрировать постсоветское пространство и пиаровскими средствами снять в стране синдром распавшейся империи. Был такой подряд?

— Ничего об этом не знаю, считаю, что это — мифология. Вам нравятся всякие ходы, но это — брехня.

— Тем не менее активное вмешательство в президентские выборы в Украине доказывает, что какой-то социальный заказ был.

— Я не работал в то время здесь (в Администрации Президента. — Прим. ред.), я имею свой взгляд на эти вещи: было не вмешательство, а втягивание.

— А мы что, такие маленькие, чтобы втягиваться в чужие игры?

— Мы очень большие! Вы не понимаете! Обратите внимание, какое революционное воздействие оказало желание России перейти на рыночные отношения с соседями: «Ну как же так? Мы же привыкли каждый день получать это на халяву! А тут, оказывается, за хлеб надо платить!». Проанализируйте внутреннюю психологию этой реакции! Это оскорбительная реакция! И мы с Сергеем Васильевичем (Мулин — редактор отдела политики "Новой газеты" прим. М ), уроженцы депрессивных русских областей (Тульской и Рязанской,соответственно. Прим.М) знаем: амбиции кормить за счет своей страны — по ней же и ударяют.

— Как «втягивание» доказывает, что мы большие?

— Мы большие, не очень умеем считать рентабельность. Начали считать, и это вызывает страдания народов — вернее, тех, кто привык на страданиях еще и зарабатывать.

— А чем нас втянули-то?

— Апелляциями к ответственности за постсоветское пространство!

— Значит, социальный заказ на интеграцию все-таки был?

— Знаете, Вы не правы. Я постоянно сталкиваюсь в постсоветских государствах с такой позицией: «Ну почему вы нас не любите? Мы же готовы к тому-то и к этому»… Говорю: «Подождите, а в чем, собственно, товар?». Но его нет, есть чистое обещание любви, этот социальный заказ — не наш. В отличие от России во многих постсоветских государствах элиты не сменились — они остаются национал-коммунистическими. Чисто генетически. Проанализируйте! Возможности одних красных директоров «разводить» других красных директоров на риторику об интеграции там воспринимаются как еще действующие методы. У нас этого давно нет и не работает!

— Если не работает, почему удалось вовлечь? Президент великой державы два раза поздравил Януковича с победой на выборах. Тот, кто подставил Президента, наказан за это, уволен? Или, может, ТВ-программу ведет?

— Не знаю, я в это время не работал в кремлевской администрации. Когда допускается возможность 3-го, 4-го, 10-го тура, вступает в силу сталинское правило — не важно, как проголосовали, важно, как считают. Поэтому адресовать России и нашему Президенту эти вопросы — несправедливо. У ваших стран, которые Вы адвокатируете, налицо третий тур, который по определению «Чего изволите?».

– Хорошо, Вы не работали. Как изменился подход администрации с вашим появлением в ней?

– Я не определяю политику Администрации Президента. Я исполняю поручения, которые мне даёт моё руководство.


— А можно сформулировать основное направление политики России в отношении стран СНГ?

— Знать как можно больше, общаться со всеми силами (законными политическими), поддерживать диалог, который бы мог обеспечить реализацию наших интересов.

— Почему же по нашим СМИ так получается, что Россия находится в кольце врагов?

— Нет, так не получается. Наш стратегический союзник — Германия, Франция, Италия, Казахстан, Азербайджан — прекрасная страна, Белоруссия…

— Но почему вдруг у россиян увеличивается отрицательное отношение к Грузии? Согласно февральским опросам ВЦИОМ, с 2003 по 2006-й появляется еще 12% тех, кто называет наши отношения враждебными. Что такого видят 18% граждан РФ в Грузии?

— Граждане России видят в Грузии действия грузинских властей, которые на высшем, повторяю, ВЫСШЕМ официальном уровне сравнивают русских с завоевателями, которые истребляют грузинский народ. Которые (власти Грузии. — Прим. ред.) позволяют себе оскорбительные личные высказывания в адрес ВЫСШИХ руководителей нашей страны и повторяют это периодически. Которые ставят себе задачу научить нас демократии, позволяют себе не прекращающиеся в течение последних двух лет риторические оскорбления в адрес России, русского народа. Который, согласно министру обороны Окруашвили (по поручению президента Грузии он обязан заниматься разрешением винного кризиса), «пьет фекалии». Причину надо искать не в России, а в Грузии.

— А насколько правильно для великой державы замечать лексику отдельных представителей элиты? Может, достаточно ноты МИДа?

— Повторяю, речь идет о высших должностных лицах. У них происходит девальвация высказываний. Не только в Грузии, но и в Украине. Если они заведомо хотят себя поместить во второй эшелон, пусть об этом прямо скажут, — к ним будут относиться иначе. Но до тех пор, пока они — суверенные государства, цена их словам такая же, как и цена словам нашей страны.

– Может, эта экспрессивная лексика – реакция на запрет грузинского вина?


– Вы думаете, это кого-то волнует? Реакция на вино, на погоду, на личные проблемы, на затруднения с транспортом. Высшее должностное лицо государства так говорит. Извольте нести за это ответственность!


— А что с вином-то случилось?

— Ничего. Если семь заводов на территории Грузии в первое же время после проблем с вином по приказу Саакашвили были закрыты за фальсификат… Проявите аналитические способности! Кому надо задавать вопросы? Если сам Окруашвили вино грузинского производства называет фекалиями, что это значит? Он сказал: «У нас было плохое вино, мы готовы были поставлять в Россию даже фекалии — они бы это проглотили». Давайте зададим себе вопрос: кто и под какой маркой поставляет вино? Если кто-то нашел гастарбайтеров, разливающих вино в Урюпинске, это не значит, что Урюпинск разливает вино! Кто официальный продавец? Кто официальный поставщик?

— Кто?

— Дед Пихто и бабка с пистолетом! Кто получает акцизные марки? Грузинская сторона. Пожалуйста, боритесь.

— Но новый выход молдавского и грузинского вина на российский рынок возможен?

— Кто знает? Зависит от его качества. К счастью, на российском рынке молдавское и грузинское вино занимает 5%. А вони сколько! 5% всего! Мы не обслуживаем спекулянтов! У нас есть чилийское, аргентинское, испанское, французское, итальянское…

— Мы закрыли для грузин свой рынок вина, а они теперь нас не пускают в ВТО. Это справедливая цена конфликта?

— Это тоже не моя тема, но наше вступление в ВТО и без того вызывало много вопросов.

– Вы обрадовались?

– Максим Медведков (руководитель торговых переговоров Минэкономразвития РФ, также возглавляет делегацию на переговорах по вступлению России во Всемирную торговую организацию. Прим.М), наверное, не обрадовался. Это не цена.


— В 2003-м вы возглавляли проект по перекрытию нефтяной трубы до Вентспилского порта, и после того, как лоббистские усилия увенчались успехом, а город получил от ЕС программу развития, жители благодарят, что их сняли с иглы. РФ не злоупотребляет рычагами давления?

— Россия не злоупотребляет рычагами. Россия защищает свои национальные интересы. Если за счет особых отношений с транзитом вырастают экономические и политические силы, которые субсидируют русофобов, Россия была обязана поставить вопрос о необходимости такого рода отношений. Могу сказать, что тот человек, который занимался этим транзитом, сейчас в своей стране, в Латвии, проходит по уголовному делу — инициированному латвийскими властями при поддержке американских следователей.

— Вы говорили, что в странах СНГ не существует пророссийской позиции. С кем же вы там тогда работаете?

— С национальными элитами, которые защищают свои национальные интересы. Если вы думаете, что мы должны работать только с теми, кто ахает, целует нас и обнимает, то вы заблуждаетесь.

— А проамериканская?

— Есть. Она короткая. Я забыл фамилию того замгоссекретаря США (Метью Брайза заместитель Госсекретаря США, американский сопредседатель Минской группы ОБСЕ . Прим. М), который недавно сказал, что для них Грузия — поле эксперимента. Я бы на месте МИД Грузии заявил протест. А они смолчали.



№ 59
7 августа 2006
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments